Штурмовая авиация Германии

Штурмовая авиация Германии

Военная авиация Германии 30-х годов развивалась, в принципе, в том же направлении, что и в других странах. При этом, военная доктрина, принятая в Германии после прихода к власти Гитлера предполагала иметь немецкие ВВС, Люфтваффе, неразрывно связанными с сухопутными войсками.

 

 То есть, прежде всего, развивать тактические виды авиации, предназначенные для непосредственной поддержки армии на небольших расстояниях. В отличие от СССР основной упор в данном направлении делался на исследования, направленные на способность к бомбометанию с пикирования, работы над которыми начались еще в «донацистский» период начала 30-х годов.

 

Один из первых пикировщиков Германии Junkers K-47

 Необходимо отметить, что несмотря на ограничения Версальского договора, инженерная база у немцев была сохранена и разработки не прекращались, широко используя разного рода лазейки в договоре. В частности, шведы не только предоставили "крышу" для постройки первых немецких пикировщиков Junkers K-47, но и оказали практическое содействие в разработке идей бомбометания с пикирования. Осенью 1934 г. на полигоне Фресон параллельно проходили бомбометание и ракетные стрельбы с К-47, шведское авиакрыло N.4 также отрабатывало технику пикирующего бомбометания: Шведская и германская группы имели взаимную возможность наблюдать за ходом испытаний и обмениваться взглядами. Примерно в то же время фирма Heinkel разработала целый спектр самолетов взаимодействия с войсками. Параллельно были выпущены две машины одинакового назначения – биплан Не-45 и моноплан-парасоль Не-46. Первый был в большей степени ориентирован на тактические операции по поддержке собственных войск, он имел «переднее» вооружение из синхронного 7.92-мм пулемета МG-17 и мог нести до 300-кг бомб. Второй, был в большей степени разведчик и самолет связи. Не-46 не имел наступательного стрелкового вооружения, а бомбовая нагрузка была ограничена 200 кг мелких бомб. Оборонительное вооружение обеих машин составлял один МG-15 на подвижной установке в задней части кабины. В целом, обе машины представляли концепцию легких универсальных самолетов взаимодействия с армией. Они достаточно активно использовались в составе легиона «Кондор» в Испании, к началу 2-й Мировой войны они уже числились лишь в учебных подразделениях. Правда в 1943 году некоторое количество этих раритетов изъяли из учебок для формирования «беспокоящих» ночных эскадрилий на Восточном фронте.

 Самолеты взаимодействия с армией
Heinkel He-45 – внизу
Heinkel He-46 - вверху

В 1931г. представители японского императорского флота разместили на "Хейнкеле" контракт на двухместный пикирующий бомбардировщик, способный поднять не менее 250кг бомб, достаточно прочный для запуска с катапульты и эксплуатируемый с колесного и поплавкового шасси. Итогом работ явился пикирующий бомбардировщик-биплан He-50, имевший экспортное обозначение He-66а и, ставший, в конце концов, Aichi D1A, составив основу японских палубных бомбардировщиков в течение следующих пяти лет.


Пикирующий бомбардировщик
Heinkel He-50

Три Hе-50, заказанных министерством транспорта для воздушного штаба, были готовы в конце лета 1932г. Они имели шасси по образцу Hе-66а, но отличались от него новым двигателем взлетной мощностью 600л.с. Винт был металлический трехлопастный с двумя фиксированными позициями шага - пилот мог увеличить шаг винта на пикировании. Так как в варианте пикировщика самолет использовался одноместным, то задняя часть кабины имела сменную верхнюю часть - с козырьком и вырезом для второго члена экипажа или глухую. Предусматривалась установка одного пулемета МG-15 на кольцевой турели, которая ставилась в двухместном варианте. Был и синхронный пулемет МG-17. В двухместном варианте бомбовая нагрузка была 250кг, в одноместном - 500кг. Для нужд зарождавшихся Люфтваффе было выпущено несколько десятков пикировщиков Не-50, хотя к середине 30-х годов он уже, безусловно, был анахронизмом и поставлялся лишь в учебные части. Пикировщики Люфтваффе К середине 30-х годов в руководстве люфтваффе сформировались два непримиримых лобби, каждое из которых отстаивало свое видение развития авиации непосредственной поддержки войск. Сторонником класса пикирующих бомбардировщиков (Sturzkampf-Flugzeug) выступал Эрнст Удет (Ernst Udet), который будучи в США был свидетелем первых опытов бомбометания с пикирования и буквально загорелся этой идеей. Позднее, тактика бомбометания с пикирования в Германии приобрела гипертрофированный оттенок. Предпринимались попытки «научить» пикировать даже абсолютно не предназначенные для этого классы машин вплоть до тяжелых бомбардировщиков Do-217 и He-177. Но это уже другая история. Другую «партию» возглавлял командир легиона «Кондор» Вольфрам фон Рихтгофен (Wolfram Freiherr von Richthofen) – влиятельный военачальник, племянник знаменитого аса 1-й Мировой войны, который считал, что пикирующий бомбардировщик слишком уязвимая цель для вражеских зенитчиков как в момент пикирования, так и при выходе из него. Как альтернативу он предлагал концепцию самолетов непосредственной поддержки, способных атаковать с малых высот при помощи бортового стрелкового оружия и мелких бомб.

В 1936 году Удет, возглавивший управление вооружений RLM (Reichsluftfahrtministerium – министерство авиации), и нашедший поддержку у Геринга, окончательно продавил в жизнь свое видение тактической авиации поддержки войск. Однако, пикирующий бомбардировщик в его понимании несколько отличался от концепции двухместного бомбардировщика, разработанной фирмами Юнкерс и Хейнкель. По мнению Удета пикировщик - это легкий одноместный самолет, действующий при необходимости как истребитель. Лучшим зарубежным аналогом Удет считал американский Curtiss «Hawk» II (небольшой одноместный биплан, вооруженный двумя пулеметами и бомбой на подфюзеляжной подвеске). Две такие машины Германия закупила в октябре 33-го. Изучение конструкции и испытания "американцев", проведенные самим Удетом, повлияли на концепцию последующего развития штурмовой авиации Германии на все предвоенные годы.

Программа пикирующего бомбардировщика была начата Техническим департаментом в 1933г. Предусматривались два этапа работ. Первый этап, известный как "Срочная программа", предусматривал создания в кратчайшие сроки сравнительно простого биплана для временного оснащения подразделений пикировщиков (Sturzkampfgruppen) Следующая фаза требовала создания современного самолета с двумя членами экипажа и с летными характеристиками близкими к истребителю.


Пикирующие бомбардировщики-штурмовики «Fieseler» Fi-98 - вверху и
«Henschel» Hs-123 - внизу

 Реализация первого этапа вылилась в техническое задание, выданного фирмам «Henschel» и «Fieseler» в феврале 1934-го. От этого проекта не требовали, да и не ждали, особо высоких боевых и летно-технических качеств, так как время на их разработку было жестко ограничено.

 Опытные самолеты конкурентов появились почти одновременно в начале 1935 г. В отличие от оппонента, «Fieseler» Fi-98, двухместного классического биплана с "лесом" расчалок, «Henschel» Hs-123 представлял собой одноместный одностоечный полутораплан с чистыми аэродинамическими формами. После сравнительных испытаний в мае 1935 года Hs-123 однозначно был признан победителем и был запущен в крупносерийное производство. Самолет, числившийся истребителем, нес стандартное для того периода легкое вооружение из двух пулеметов MG 17 калибра 7,92-мм, стрелявших через винт. Бомбовое вооружение составляли четыре 50-кг бомбы на подкрыльевых подвесках, часто вместо бомб устанавливались пушечные гондолы с 20-мм пушками MGFF. Самолет мог "безболезненно" пикировать под углом до 80°. Практически параллельно с запуском в серию базового варианта Hs-123А, разрабатывался прототип легкого бронированного штурмовика версий Hs-123С и G, в которых вооружение было дополнено еще парой пулеметов MG-17 под крыльями, а кабина пилота была защищена бронезаголовником и плитами брони по бортам. Штурмовики в серию не пошли, но позже, в войсках до стандарта штурмовика дорабатывались многие из серийных машин: борта кабины дополнительно защищались тонкой броней, устанавливался бронезаголовник, обшивка нижних плоскостей и большей части верхних заменялась на металлическую.

 Боевые действия в Испании показали очень высокую эффективность Hs-123. Успеху самолетов Hs-123 способствовала их живучесть, способность действовать с коротких неподготовленных площадок, удачное сочетание скорости и маневренности. «Хеншель», превращенный в "решето", с захлебывающимся мотором, был в состоянии оторваться от республиканских истребителей в крутом пикировании. Наиболее впечатляющим у «Хеншелей» оказалось не вооружение, состоящее из малокалиберных пулеметов и мелких бомб, а психологический эффект от рева мотора и звуков, издаваемых при пикировании. Рокот двигателя на малых оборотах, неотличимый на слух от стрельбы из пулеметов крупного калибра, наводил панику на наземные части противника. Пикируя на цель под крутым углом, «Хеншели» были почти неуязвимы. К тому же, Hs-123 выдерживали даже прямые попадания зенитных снарядов. Бипланы «Хеншель» остались на вооружении люфтваффе до начала боев на западе. К началу 1940 года эти штурмовики почти исчезли из боевых частей. Однако, на советско-германском фронте, Hs-123 вновь подтвердили свою репутацию. Устаревшие бипланы воевали на центральном и южном направлении в составе групп I/ Sch.G.1 и l/Sch.G.2, созданных соответственно в апреле и в ноябре 42-го из бывших учебных Hs-123 наравне с истребителями-бомбардировщиками Bf-109E и новейшими штурмовиками Hs-129B. Но время брало свое. К середине войны старые «Хеншeли» уже устарели окончательно и лишь нехватка новой авиатехники заставляла люфтваффе использовать этот штурмовик на фронте. К середине 1944 года последние Hs-123, воевавшие на Восточном фронте в группе II/SG2, были выбиты полностью.

 Реализация спецификаций второго этапа оказалась отложенной до января 1935 года, когда был объявлен конкурс на новый самолет поля боя. Заказ на пикировщик получили компании «Heinkel», «Junkers», «Arado» и образованная в Гамбурге «Blohm und Voss» . Надо отметить, что даже через несколько лет опыт применения «Хеншелей» в Испании лишь отчасти убедил Рихтгофена в полезности пикирующих бомбардировщиков, а на момент разработки техзадания 1935 года даже Удет толком не мог определиться с окончательными требованиями по перспективному пикировщику. Эрнст Хейнкель (Ernst Heinkel), лично знавший Удета долгие годы, впоследствии вспоминал, что, не имея соответствующего образования и опыта руководства промышленностью, не зная штабной работы и совершенно не разбираясь в людях, новый начальник боевого снабжения люфтваффе "обладал просто волшебным талантом создавать громоздкие и неработоспособные бюрократические структуры, подбирать не тех, кого нужно, не на те места и постоянно шел на поводу у промышленных магнатов, дурачивших его на каждом шагу". Руководить огромным ведомством Удет оказался не в состоянии. По мнению Хейнкеля, свою некомпетентность Удет чувствовал постоянно, и она была одной из причин драматического конца его жизни. По словам Хейнкеля, пока строился образец, на фирму непрерывно приезжал Удет. Чувствовалась его не уверенность в собственных требованиях к пикирующему бомбардировщику.

 Конструктор не задавал неизбежных в таких случаях вопросов "почему" и "как", будучи уверен, что сам Удет не знал, из каких соображений выдвигалось то или иное требование. Когда уже сделали чертежи и приступили к постройке самолета, Хейнкель зверел от идей Удета что-то переделать, добавить или убрать. Точно так же все происходило и на других авиастроительных фирмах, участвовавших в конкурсе. Отчасти это объясняло, почему реализованные в результате конкурса проекты разных фирм оказались столь не похожи и внешне и концептуально друг на друга.

Опытные пикировщики «Arado»

Ar-81- вверху и
«Blohm und Voss» На-137 - внизу

 Фирма «Arado» предложила на конкурс элегантный двухместный биплан Ar-81 с закрытой кабиной пилота и неубирающимися шасси. Вооружение было представлено одним неподвижным 7.92-мм пулеметом МG-17 и одним оборонительным МG-15 того же калибра в задней кабине. На внешней подвеске самолет мог нести 250кг бомбу. Архаичная бипланная схема самолета повлияла на судьбу самолета, проект которого был отклонен почти сразу.
 Проект «Blohm und Voss» На-137 скорее представлял концепцию классического штурмовика, хотя и был способен к бомбометанию с пикирования. Он был одноместным с характерным крылом типа «обратной чайки» и неубирающимися шасси в обтекателях. Вооружение было очень мощным – два синхронных пулемета МG-17 и по одному МG-17 или 20-мм пушки МG FF в обтекателях шасси. На внешних подвесках На-137 мог нести четыре 50-кг бомбы. Проект слишком далеко зашел в своем развитии, когда RLM внезапно изменила требования на пикировщик, включив в состав экипажа стрелка с оборонительным вооружением, в результате, несколько опережавший по срокам своих конкурентов На-137 оказался в аутсайдерах и был отклонен.

 


Пикирующий бомбардировщик «Heinkel» Не-118

Наиболее прогрессивно выглядел проект фирмы «Heinkel» Не-118, аэродинамически чистый двухместный моноплан с убирающимися шасси, удачно сочетающий прекрасные аэродинамические формы с прочной конструкцией пикирующего бомбардировщика. По конструкции и компоновке пикировщик был близок к истребителю. Вооружение машины составляли два крыльевых 7,92-мм пулемета МG-17 и один МG-15 на подвижной установке в конце кабины, бомбовое вооружение состояло из одной 250-кг бомбы в закрытом бомбоотсеке. В перегрузку, в одноместном варианте Не-118 был способен поднять и 500-кг бомбу. Скорость была очень высока – соизмерима с современными ему истребителями. Высокие боевые характеристики уже почти предопределили победу проекту, но неожиданное разрушение в воздухе одного из опытных Хейнкелей, пилотируемого лично Удетом, поставило крест на проекте. В результате выбор пал на четвертого участника конкурса Junkers Ju 87, ставшего в будущем настоящим символом немецкого блицкрига и «крестным отцом» целого семейства одномоторных пикировщиков, появившихся позже во многих странах.

 


Первая версия знаменитой «Штуки» -
пикировщик Junkers Ju 87А

Первые серийные Юнкерсы не были особо скоростными машинами, не могли похвастаться и мощным вооружением – первоначально оно состояло из только одного пулемета MG 17 в правом крыле и одного MG 15 у стрелка. Одна 250-кг бомба на внешней подвеске также была вполне ординарной нагрузкой. И лишь способность предельно точно «класть» бомбу в цель и пикировать практически вертикально, сделала из Ju 87 практически замену дальнобойной артиллерии.

Вскоре после начала серийного производства основной моделью стал Ju 87В, вооружение которого было усилено до двух крыльевых MG-17 и турельного MG-15, ставших стандартом на долгие годы. Лишь более поздние версии Ju 87В получили 20-мм пушки MG-151 в крыльях и спаренный 7.92-мм пулемет MG-81Z на турели у стрелка. Бомбовая нагрузка также росла от модификации к модификации параллельно с ростом мощности двигателя. В последних версиях она достигла рекордных 1800 кг (при условии полета на небольшие расстояния), из которых 800-кг бомбу самолет брал под фюзеляж и пару 500-кг под крылья. Такой нагрузкой не могли похвастаться многие средние бомбардировщики того периода.
Ju-87 был очень популярен в Германии. Эскадры пикирующих бомбардировщиков (Sturzkampfgeschwader), вооруженные этим самолетом, были самыми престижными в Люфтваффе. С началом боевых действий 2-й Мировой войны они действительно работали как воздушная артиллерия, расчищая путь для бронетанковых дивизий Вермахта.

 

Пикировщик Junkers Ju 87В

 Грандиозные успехи немецкой военной машины первых полутора лет войны, изрядно «приправленные» нацистской пропагандой, создали Ju-87 имидж эдакого чудо-оружия. Хотя потери их даже в условиях господства в воздухе истребителей Люфтваффе были весьма значительными. В принципе, в воздухе Юнкерс не был особо сложной целью для истребителей, в этом плане мало чем отличаясь от любого современного ему одномоторного бомбардировщика. Так, в скоротечной польской кампании немецкая авиация потеряла 28 Ju-87, из которых 11 сбили польские истребители. В Норвегии потери эскадр Юнкерсов - Sturzkampfgeschwader составили 16 машин. Все изменилось в ходе битвы за Францию. В боях с равным противником Ju-87 оказался легкой мишенью. Из 380 Юнкерсов, участвовавших во французской компании за три месяца были потеряны 123 пикировщика – треть состава! В ходе битвы за Британию эскадры пикировщиков подверглись настоящему разгрому. До 12 августа 1940 года пикировщики добились определенного успеха, потопив два боевых корабля и десять торговых судов. Собственные потери составили 18 машин. Однако уже в первый день операции «Adlertag» ("День Орла") 13 августа в первом налете StG 77 из 52 машин потеряла 5 Ju-87В, что было недоброй приметой. Последующие события подтвердили эти предчувствия. 18 августа во время бомбежки радара около Поилинг при выходе из пикирования истребители 43-й и 152-й эскадрильи RAF сбили 12 и повредили шесть Ju-87. Всего в тот день были сбито и повреждено тридцать "Штук". Слишком высокой ценой показались эти потери руководству Люфтваффе и по приказу Геринга пикировщики были выведены в резерв. В вылете 14 ноября 1940 г. III/StG1 потеряла четвертую часть своих Юнкерсов. После этого Ju-87 был окончательно отстранен от участия и боях над Англией. Примерно то же повторялось и на Средиземноморском ТВД и на Восточном фронте. В условиях господства в воздухе Люфтваффе потери в эскадрах пикировщиков окупались потрясающей боевой эффективностью, но в случае, если истребители противника захватывали инициативу в воздухе, Юнкерс, как правило, становился легкой добычей. Несколько позднее, в версии Ju-87D, оснащенный броневой защитой был модифицирован для выполнения штурмовых операций , для которых были сформированы штурмовые эскадрильи (Schlachtstaffeln) для атак с бреющего полета. Для этой цели под крыльями Юнкерсов монтировались пулеметные подвески WB.81 с шестью 7.92-мм пулеметами MG-81 в каждой, так называемая «лейка» - «Waffenbehältern», которая могла устанавливаться в модификации «А» - под углом 15° и «В» - под углом 0°. Но применяли такие штурмовики довольно ограниченно на Восточном фронте, как правило, по ночам.

 

 От «охотника» к бронированному штурмовику 

 

 Как и во многих других странах идея универсального боевого самолета, способного одинаково хорошо выполнять функции истребителя сопровождения, перехватчика, скоростного бомбардировщика или штурмовика, также нашла свое отражение и в зарождавшихся Люфтваффе первой половины 30-х годов. В Германии эта идея выкристаллизировалась в требования к Kampfzerstorer - "боевому охотнику" - многоцелевому самолету, главной задачей которого была "расчистка" пути для бомбардировщиков, а остальные охватывали ближний эскорт бомбардировщиков, перехват вражеских самолетов, штурмовые и бомбовые удары по наземным целям, разведка. Сама концепция захватила воображение Геринга, который определил самые сжатые сроки проектирования такого самолета. Спецификации задавали только двухдвигательную конфигурацию, трехместного, цельнометаллического самолета с вооружением из подвижных пушек и внутренней подвеской бомб. Все остальное, включая летные характеристики, вес и размеры, отдавалось на усмотрение разработчиков. Спецификации были направлены на фирмы «AGO», «Dornier», «Focke-Wulf», «Heinkel», «Henschel» , «Gothaer Waggonfabrik» и, несколько неожиданно, на «Bayerische Flugzeugwerke» (BFW) – будущий «Messerschmitt», которая только что приступила к изготовлению своего первого самолета. Конструктора из Аугсбурга практически сразу проигнорировали большинство из немногочисленных требований и сделали упор исключительно на достижение высоких летных характеристик.
Предложения, выдвинутые "Фокке-Вульфом" и "Хеншелем", были наиболее близкими заданию, и были реализованы в проектах «Focke-Wulf» Fw-57 и «Henschel» Hs-124. Fw-57 оказался самым большим из конкурсантов с размахом крыла до 25 м.
Вооружение планировалось из двух 20-мм пушек МG FF на карданном подвесе в носовой части и одной подвижной в башне "Маузер" за кабиной пилота. В носовой части располагался бомбардир, который управлял спаркой пушек, имевшей малые углы обстрела. В фюзеляже был предусмотрен небольшой бомбоотсек на 6 х100-кг бомб. Самолет получился тяжелым и инертным и дело закончилось постройкой трех прототипов.

 


Аутсайдеры проекта «Zerstorer» - охотник
«Henschel» Hs-124 – вверху и
«Focke-Wulf» Fw-57 - внизу

 Проект «Henschel» Hs-124, в целом, повторял концепцию конкурента. В качестве вооружения на нем стояли новейшие 20мм пушки Mauser (не ясно, что за пушки Маузера были установлены на этой машине. Скорее всего, имелась ввиду MG FF. Других авиационных пушек на тот момент в Германии не было) в электрофицированных башнях, которым Технический департамент отдавал предпочтение. Так как к первому полету Hs-124 весной 1936г. они не были готовы, установили макеты. Пилот располагался перед крылом под сдвижным назад фонарем кабины. Радист находился за крылом и имел в своем распоряжении пулемет МG-15 на подвижной установке. Бомбовая нагрузка составляла до 600 кг в бомбоотсеке и на внешней подвеске. Еще до первого полета Hs-124 штаб ВВС пересмотрел концепцию "охотника", потребовав создания более специализированных самолетов. В результате весной 1935г. Технический департамент RLM подготовил новые спецификации на "охотник" и на скоростной бомбардировщик, в которые HS-124 уже не «вписывался». Так неожиданно в лидеры вырвался проект Вилли Мессершмитта (Willy Messerschmitt) Bf-110, взлетевший в 1936 году. Штатное вооружение его составляли две 20-мм пушки MG FF с 180 снарядами на ствол и четыре 7,92-мм пулемета MG-17 с 1000 патронами на ствол, на оборонительной установке в задней кабине находился один 7,92-мм MG-15 с 750 патронами. Программа «охотника» получила высочайший приоритет, отчасти «продавленный» Мессершмиттом, близким к правящей верхушке Рейха. Однако концепция рухнула в ходе первых же боев с современными одномоторными истребителями Франции и Великобритании. Выяснилось, что против них Bf-110 мог вести лишь оборонительный воздушный бой, неизбежно неся потери. Только в августе 1940 года над Англией было сбито 120 Bf-110 – менее чем за три недели были потеряны 40% состава групп "охотников". После фиаско как истребителя, единственной нишей, где Bf-110 мог быть полезен, стала функция легкого бомбардировщика и штурмовика. Способный нести до 1200 кг бомб на внешней подвеске, и обладавший мощным «передним» вооружением, Bf-110 неплохо показал себя на Восточном фронте при штурмовках аэродромов и поездов, автомобильной техники и колонн беженцев. Но применялся в этом качестве не долго и в незначительных количествах. Основной точкой приложения его стала защита ночного неба 3-го Рейха.


Тяжелый многоцелевой истребитель-бомбардировщик Messerschmitt Bf-110

На поздних версиях оборонительный пулемет MG-15 в задней кабине заменялся на спаренный MG-81Z (фото внизу)

Испанский опыт применения легких штурмовиков «Henschel» Hs-123 выявил их высокую эффективность против пехоты и конницы на марше или в момент атаки, однако против стационарных позиций пехоты, сидящей в окопах, пулеметы и мелкие бомбы оказались малоэффективны, ведь для уничтожения каждой стрелковой ячейки требовалось прямое попадание. К тому же, в подобных ситуациях штурмовики, лишенные брони, сами становились удобными мишенями для ружейно-пулеметного огня с земли.

Понимание этого пришло к немцам еще в Первую Мировую войну. Тогда в Германии было разработано и запущено в серию несколько типов бронированных штурмовиков. Но вес бронекорпуса оказался слишком велик для тогдашних маломощных авиамоторов, из-за чего летные данные этих машин оставались крайне низкими. В результате ни один из подобных аэропланов не получил широкого распространения. В разгар испанской войны к идее двадцатилетней давности решили вернуться, но уже на новом витке технического развития. Мощность авиадвигателей выросла за прошедшие годы в 4-5 раз, а это позволяло надеяться на создание «летающего броневика» со вполне приемлемыми летно-техническими характеристиками.

В апреле 1937 года техническое управление RLM разработало концепцию бронированного штурмовика для действий против бронетехники и полевых укреплений. Такой класс машин получил название Schlachtfluzeug что можно перевести как ударный самолет или самолет поля боя.

В апреле техническое задание на разработку Schlachtfluzeug разослали четырем авиастроительным фирмам: «Blohm & Voss», «Focke-Wulf», «Gothaer Waggonfabrik» и «Henschel».

Задание предусматривало создание одноместной машины с минимальными геометрическими размерами (для уменьшения площади поражаемой поверхности), оснащенной двумя моторами (с целью повышения живучести) и вооруженной двумя 20-миллиметровыми пушками MG FF, а также двумя пулеметами. Кабину пилота и двигатели требовалось прикрыть противопульной броней. Все остальное, в том числе и аэродинамическая схема, не оговаривалось, что давало конструкторам большую свободу выбора. В результате инженеры трех конкурсантов представили проекты совершенно разных, абсолютно не похожих друг на друга летательных аппаратов. Фирма «Gotha» от участия в конкурсе отказалась. Самым оригинальным был проект «Blohm & Voss» - одномоторный асимметричный самолет с кабиной-гондолой, установленной на крыле отдельно от фюзеляжа. Из-за своей, мягко говоря, необычности, а также из-за того, что фирма не выполнила условие оснастить штурмовик двумя двигателями, проект всерьез не рассматривался. Гораздо более реальным и лучше проработанным был проект «Focke-Wulf». Взяв за основу двухбалочный разведчик-корректировщик FW-189, инженеры фирмы заменили на нем большую хорошо застекленную кабину на крохотную броневую «капсулу», в которой с трудом размещались пилот и стрелок-радист. Разработчики были уверены, что концепция одноместного штурмовика ошибочна и что стрелковая точка для защиты хвоста необходима на подобной машине. Машина имела вооружение из двух 20-мм пушек MG FF и четырех пулеметов MG-17 в центроплане, в задней части бронекапсулы располагалась стрелковая установка со спаренным пулеметов MG-81Z. Бомбовое вооружение по проекту не предусматривалось.

 


Бронированный штурмовик «Focke-Wulf» FW-189С

 Штурмовая «рама», получившая обозначение FW-189С имела шансы стать победителем в конкурсе, но испытания ее затянулись, и в серию пошел штурмовик «Henschel» Hs-129, представлявший собой небольшой двухмоторный самолет с вооружением из двух 20-мм пушек MG FF и двух пулеметов MG-17 в носовой части фюзеляжа. Кабина летчика, по сути, являлась бронекапсулой из сварной коробки 6 и 12-мм бронеплит, которые дополняло 75-мм бронестекло. Частично броней толщиной 5 мм были прикрыты двигатели. Общая масса бронезащиты составляла 1080 кг – примерно пятую часть взлетного веса самолета! Маломощные моторы «Argus» на первой версии Hs-129А явно «не тянули» тяжелую машину, поэтому несколько выпущенных Hs-129А использовались лишь как учебные, на «боевой» версии Hs-129В стояли уже более мощные трофейные французские Gnome-Rhöne 14M. Но и с ними машина была довольно инертной и трудноуправляемой, к тому же французские моторы были весьма капризными и ненадежными. В целом, машина не произвела впечатление на руководство Люфтваффе, да и летный состав не был в восторге от самолета. Программа выпуска имела довольно низкий приоритет, особенно вследствие первоначальных успехов пикировщиков Ju-87. Положение изменилось после вторжения в Советский Союз, когда наступавшие части Вермахта внезапно осознали, что германская разведка сильно ошиблась в определении количества танков, которыми обладал новый противник. Танков оказалось много, гораздо больше, чем предполагалось да и качество советских танков оказалось много лучше, чем те, с которыми Вермахт имел дело в предыдущие полтора года боев в Европе. Таким образом, вопрос о противотанковом штурмовике снова приобрел первостепенную важность. Осенью того же года принимается решение о развертывании серийного выпуска Hs-129B. Однако серийный выпуск так и не стал массовым. За годы войны общее количество «Хеншелей» не достигло и 1000 штук всех модификаций.

 


Штурмовик «Henschel» Hs-129B. В базовой версии имел достаточно скромное вооружение из двух 7.92-мм пулеметов MG-17 и двух 20-мм пушек MG-151/20

Опыт первых же боев показал, что штатное вооружение Hs-129 из пары 20-мм пушек (в серии старые MG FF заменили на более скорострельные MG-151/20) и такого же количества пулеметов пехотного калибра планировалось из расчета борьбы с бронетехникой времен испанской войны – легкими танками и броневиками. Даже легкие советские танки БТ-7 и Т-26 предвоенных выпусков не могли быть гарантированно поражены этим оружием. А против наиболее массовых средних Т-34 такое вооружение было практически бесполезно. Поэтому почти с самого начала боевого применения Hs-129 оснащался различными типами подвесного сменного вооружения, так называемыми «рустзатц» (Rustsatz). Это были самые разные типы стрелкового вооружения от четырехствольных противопехотных пулеметных батарей до противотанковых пушек калибра 30, 37 и даже 75 мм. Смена подвесок могла осуществляться в полевых условиях силами аэродромного персонала.

 

«Противопехотные» Rustsatz штурмовика Hs-129В-1
Вверху – R2; внизу – R3 с четырьмя 7.92-мм пулеметами MG-17

Характерно, что применение противотанковых пушечных комплектов на штурмовиках Hs-129 оказалось достаточно эффективным. По крайней мере «Хеншели» с подфюзеляжной подвеской пушки оказались гораздо более устойчивой орудийной платформой, чем советские пушечные Илы с крыльевыми установками. Но, однако, хорошие качества штурмовика для поддержки собственных войск не исправил его главный недостаток – полную беспомощность при столкновении с истребителями. У советских летчиков медлительный, неповоротливый и «полуслепой» «Хеншель» считался легкой добычей. Спастись за счет скорости он не мог, а броня не защищала от снарядов советских авиапушек. Даже у Ju-87 благодаря его маневренности и задней огневой точке было больше шансов отбиться от атак истребителей. Причем, действовавшие у самой земли штурмовики, с исключительно тесной кабиной, почти не оставляли шансов летчику сбитого самолета спастись на парашюте. Тем не менее, штурмовики «Хеншель» применяли до самых последних дней войны.