Колонка главного редактора, октябрь 2020

Колонка главного редактора, октябрь 2020

 В начале, традиционной для начинающегося месяца колонке, хочу сделать акцент на имеющихся в современном информационном пространстве, часто негативных тенденций в освещении различных авиационных событий и новостей. О похожем упоминал в материале Жажда cенсаций.  Однако, пока будут не искренны подобные экспертные мнения, буду говорить об этом.


 Итак, инцедент в результате которого потерпел аварию один из многофункциональных истребителей ВВС России. Что это было по версии 90% публикаций? Скажу мягко - нелепость, хотя обычно "эксперты" авиации применяют более радикальные слова. А что было на самом деле? Лучше и объективнее всего ответить словами североамериканских авиационных специалистов. Их заподозрить в черезмерной расположенности к нашей стране трудно. Итак. что они сказали? В общем-то рядовой случай. Нет, не нормальный, но рядовой. Тренировки и учения в условиях максимально приближенных к боевым, в том числе с использованием боевого вооружения всегда содержат в себе риск. Но без этого никуда, нет действительно настоящей подготовки. Во время всех крупных учений, особенно с применением боевых боеприпасов, закладыватся определенный процент потерь в личном составе и технике. Он не всегда присутствует, но всегда вероятен. Это плохо? Нет, это данность. Только на штабных картах, в учебных классах и тренажёрах овладеть мастерством владения и применения военной техники невозможно. И как раз нашим заокеанским "партнерам" это известно лучше многих экспертов-пацифистов. Их знаменитая школа обучения летчиков в условиях максимально приближенных к боевым действиям Топ Ган, масштабные учения Красный Флаг - они возникли на фоне недооценки противника для исправления ситуации с неудовлетворительной реальной боевой подготовкой и для предотвращения возникновения подобной ситуации. Во время этих учений реальные потери, часто не только самолётов, а иногда и летчиков, имеются. Но, повторю, только так приобретается бесценный опыт, который позволяет сократить до минимума потери в реальных боевых действиях.


 И, положительные моменты в произошедшем случае с нашим российскими истребителями - испытаны в реальных боевых действий средства спасения экипажа летательного аппарата и эффективность бортового вооружения.


Теперь, снова вернёмся к США, к их авиационной тематике. В сентябре было сделано официальное заявление о практическом создании летящего прототипа истребителя шестого поколения. Интересное и очень смелое заявление. Оно было сделано в лучших, без кавычек, традициях секретности времён холодной войны. И скорее всего это правильно, особенно если речь идёт о действительно о предсерийном прототипе. Второй вопрос - возможно ли было создать что то подобное? Безусловно, возможно. Хотя авиационная конструкторская школа в США в новейшей истории находится не в лучшем состоянии, однако общий научный и технический опыт, потенциал по прежнему огромны. Косвенно это подтверждает успешное создание многоразовой космической системы Спэйс Драгон.


 Заявление о постройке каждый 10-15 лет нового поколения истребителей и широкого спектра модификаций стоит оценивать более критично. Объем проектирования и затраты на производство действительно новых военных самолётов сейчас очень велики, если не сказать гигантские. Так что а мой взгляд сейчас идёт речь о созданном прототипе определенной платформы истребителя шестого поколения, на основе которого и будет основана концепция создания большого количества модификаций нового истребителя.

 В завершение обращусь к очень популярной, уже несколько лет, тематике применения беспилотных летательных аппаратов (дронов) в военной сфере. Поводом для этого стал новый армяно- азербайджан конфликт. Одной из сторон активно показываются видеоматериалы свидетельствующие о успехах дронов в боевых действиях. Но не все так просто и однозначно. Во-первых, часть материалов очень похожа на монтаж. Во-вторых даже если всё показанное является достоверным материалом то очевидно, что на сегодняшний момент для ударных действий современные лёгкие беспилотные летательные аппараты (дроны) могут применяться очень ограничено. Первые их недостатки, на которые хочу обратить внимание, это возможность поражения целей только  при относительно хороших метеоусловиях и успешная атака только небронированных целей. Второй, очень существенный недостаток, это то что успешное их применение происходит при полном отсутствии средств для нейтрализации дронов. Как показала практика нейтрализация и противодействие дронам задача несложная и выполнимая. Пример - по сути единственная успешная атака дронов на базу российских ВКС в Сирии. После неё были установлены радиоэлектронные средства противодействия и, скорее всего, даже обнаружения. Результат - атаки просто прекращены. 

 Безусловно, в будущем будет и дальше активно происходит применение и внедрение дронов в военной сфере, но только как дополнения к пилотируемым летательным аппаратам и наземным вооружениям. Решающего воздействия на боевую обстановку, например такого, как может оказать пилотируемая авиация, артиллерия они,  дроны, оказать еще не в состоянии.